Джокер — хит сезона: «Харли Квинн: разбивая стекло» (2019) Марико Тамаки и Стива Пью

Старшеклассница Харлин Квинзель приезжает в Готэм к бабушке. Позади — школа и непростая жизнь в городке с говорящим названием Хулияка, впереди — небоскреб, небоскреб, реально большой небоскреб etc. Мама подписалась целый год работать на круизном лайнере «Черри», а дочь отправила к увлеченной клоунами матери, которая, как выясняет ХК, недавно скончалась. Пожилой гомосексуал Мама, домовладелец и заводила в дрэг-квин-кабаре, соглашается ее приютить, знакомит с тусовкой и разъясняет, с чем приходится иметь дело, если ты живешь — или певуче выживаешь — в трущобах Готэма.

В школе Харлин завязывает/навязывает дружбу с умницей и немного активисткой Айви — афроамериканкой, которая борется с сексизмом репертуара местного киноклуба и задает на уроках неудобные вопросы (например, почему при обсуждении классового неравенства не рассматривают расу и гендер). Помимо будущей Ядовитого плюща (а это именно она), Харлин знакомится с Джоном Кейном, раздражающим куратором киноклуба, и его семьей — плотоядно улыбающимися богачами с билборда, владельцами строительной компании «Миллениум» и серии кофеен «Кофе Кейнов». Вскоре в этом уравнении появится и Джокер, и даже Бэтмен, но не будем забегать вперед.

«Разбивая стекло» — новейшая работа сценаристки Марико Томаки; комикс «То самое лето», нарисованный ее кузиной Джиллиан, принес премию Айснера пять лет назад. У обоих комиксов немало общего: оба, в сущности, истории взросления, но если у «Лета» — сюжетосложение, тональность и грация инди-фильма, то «Харли Квинн» выглядит «Джокером» современного человека (и также не требует особых знаний о вселенной DC, чтобы получить удовольствие от истории).

Трудно уйти от многочисленных параллелей: оба сюжета вышли в 2019-м, оба можно воспринимать как повесть ненадежного рассказчика (Харлин описывает свои похождения в формате умеренно безграмотной сказки), оба выпячивают в мифической громаде Готэма актуальную проблематику, оба же, по сути, восстают против бесчеловечной корпоративной машины, у которой есть конкретное лицо (Уэйна в «Джокере», Кейна в «Харли Квинн)»; наконец, символично, что пока Джокер собирает награды и восторги в мире кино, Харли Квинн, зачастую прикладная в его похождениях харизматичная подпевала, обретает ярко выраженную самость и независимость в комикс-медиуме (параллельно на стриминге DC выходит мультсериал «Харли Квинн», где не без огонька, но гораздо скучнее обыгрывается натуральный распад Джоквинн по причине абьюзивности их отношений).

Ключевое отличие во времени и акцентах: Тамаки избегает множества общих мест и вписывает Готэм в современность. Вместо энергичной стилизации под Новый Голливуд — невероятной красоты арт Стива Пью (работал с многостаночником Джеффом Лемиром над линейкой Animal man, а также много таланта отдал серии «Флинстоуны»), который напоминает альбом выразительных фотоснимков с вкраплениями яростно-красных флаеров, акварельных зарисовок и прочих стилистических ухищрений.

Не в последнюю очередь благодаря визуалу «Разбивая стекло» легко представить в формате амбициозного сериала где-нибудь на Netflix: одна из глав и так напоминает «Оранжевый — хит сезона» Дженджи Коэн, а вся линия с дрэг-квинс уходит куда-то на территорию Райана Мерфи с сериалом «Поза» (обязательное упоминание дока «Париж горит» — на месте). Школьная же линия — с идеологическим бунтом Айви и интуитивным Харлин — выступает идеальным введением в осознанность. Марико Тамаки погружает читателя в пучину мировой несправедливости вместе с девушкой, которая верит в ангелов и дьяволов, всех плохишей именует «какашками», довольно смутно представляет сказочные сюжеты, хотя и частенько к ним апеллирует, а также постоянно коверкает слова, которые не знает. Она сама — с помпой, ошибками и остроумными ремарками — рассказывает о себе сказку, смешанную с горькой былью, разрушая тем самым четвертую стену (или — разбивая стекло).

Это смутное обаяние бестолковости позволяет комиксу плавно выписывать злость местных улиц, не заваливая читателя невзгодами и не бросаясь в крайности. Тамаки демонстрирует эволюцию самосознания главной героини, которая плавно, шажок за шажком, превращается из наивной девочки с обостренным чувством справедливости, проблемами с гневом и любовью к фастфуду в символическую супергеройскую икону. Ее маска — бурлескный арлекин, подаривший ей прозвище Харли Квинн, — продолжает не только детскую любовь к празднику без конца, но и эмансипационную линию ее дружбы с Айви, и визуально выразительную дрэг-традицию, где Харли Квинн вполне могла бы выступать на сцене. Однако Харлин не готова петь под фанеру и стоически выживать, сохраняя достоинство перед лицом безжалостной корпорации. Она готова взять биту и объявить войну вполне конкретным обидчикам и конкретным проблемам, а не абстрактной системе (принц хаоса Джокер, к слову, в комиксе тоже развенчивается как фрагмент корпоративного левиафана).

Заканчивается комикс тоже многоточием, лишь заронив подозрение, что Харли Квинн может стать феерической защитницей Готэма. Show must go one.

(Алексей Филиппов)

подписаться на рассылку можно тут

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.