Красное и белое: «Госпожа Кровавый Снег» (1973), реж. Тосия Фудзита

В конце 19 века Японию сотрясали крестьянские восстания, что дало дополнительный толчок для роста преступности, особенно в удалённых от крупных городов поселениях. В одном из таких поселений пятеро бандитов нападает на семью Косима: они убивают мужчину и ребёнка, а женщину (её звали Сайо) многократно насилуют. Одержимая местью Сайо успевает обрушить воздаяние лишь на одного из членов группы, прежде чем её арестовывают. В тюрьме женщина всеми силами старается забеременеть, чтобы негодяи не ушли от возмездия. Так рождается Юки, прозванная «дитём преисподней» — девочка, рождённая для убийства. 20 лет она тренируется под покровительством разных учителей — бывшего военного, монаха, профессиональной воровки. 20 лет она живёт лишь ради того, чтобы найти и убить оставшихся четверых бандитов.


Ни минимальный бюджет, ни жанровые ограничения не помешали основанной на одноимённой манге картине Тосия Фудзиты оставить свой след в мировой культуре. Своими корнями «Госпожа Кровавый Снег» уходит глубоко в японскую культуру, почти дословно цитируя постулаты знаменитого «Хагакурэ» Ямамото Цунэтомо. Месть — это блюдо, которое нужно подавать не только холодным, но и с палочками. Там, где западная культура взывает к христианскому прощению или предлагает посмотреть на мир глазами заклятого врага, чтобы пересмотреть свои собственные суждения, японцы непоколебимы: единожды встав на путь мести, ты уже не можешь свернуть в сторону. И даже если сам Господь или Будда встанет на твоём пути и посоветует отложить меч, его следует зарубить на месте и продолжить свой путь.


Фудзита снабдил эту историю гипнотически красивым бэкграундом и фонтанирующей из отсечённых конечностей жидкостью. Что совершенно нереалистично, зато создаёт потрясающий эстетический эффект. Режиссёру явно доставляет удовольствие играть с эстетикой цветов крови (красный) и смерти (белый). Эти регулярные контрасты и создают атмосферу фильма, позволяя не только понять (по диалогам и экспозиции), но и прочувствовать сцены. Исторический и социальный подтексты (тут змеятся такие родные темы, как классовая борьба, коррумпированность институтов власти, капитуляция правительства перед давлением Запада) добавляют эксплуатационному нарративу дополнительного веса. А там, где исполнительнице главной роли Мэико Кадзи не хватает боевых навыков, в дело вступает продуманная хореография и мастерство монтажёра.


Что до культурного влияния, то «Госпожа Кровавый Снег» до сих пор остаётся признанным шедевром японского эксплуатационного кино. В частности, Квентин Тарантино позаимствовал оттуда основную идею для «Убить Билла», а также несколько сюжетных ходов, детали ключевых сцен (например, когда Беатрикс Киддо узнаёт кого-то из своих палачей), задники и главную тему (Shura no Hana в исполнении всё той же Кадзи). А Ёсихиро Нисимура явно черпал вдохновение из фильма Фудзиты, создавая свою «Токийскую полицию крови»: некоторые ракурсы почти дословно цитируют «Госпожу…»

(Ева Иванилова)

подписаться на рассылку можно тут

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.